ZakonGuru
Назад

Принцип диспозитивности в гражданском и уголовном праве. Что это и почему его нельзя нарушать

Опубликовано: 17.12.2022
Время на чтение: 4 мин
0
341
Принцип диспозитивности в праве кажется сугубо теоретическими изысканиями юристов. Однако на практике он – основа гражданского и арбитражного процесса, да и в уголовном праве он используется. И игнорирование его ведёт к очень большим проблемам.

📚 Диспозитивность в гражданском и уголовном праве

Принцип диспозитивности – термин из юридической теории. Он означает, что сторона вправе самостоятельно распоряжаться всеми правами, которые предоставлены ей по закону.

Это означает следующее:

  1. Никого нельзя принудить подать иск в суд. Хочет лицо защищать свои права – защищает, считает, что всё в порядке – ну и ладно. В свою очередь, ответчик может возражать против иска – а может его и признать, либо найти компромисс с истцом и закончить дело мировым соглашением.
  2. Никого нельзя принудить совершать какие-то процессуальные действия в своих интересах. Например, не хочет истец предъявлять доказательства в суде – ну что ж, его право. Он может проиграть или выиграть, но сам решает, использовать предоставленные ему процессуальным законодательством возможности или нет. О принуждении речь может идти лишь в том случае, когда другая сторона обращается с ходатайством об обеспечении доказательств – и тогда суд может, например, истребовать документы, запросить информацию и т. д.
  3. Что именно требовать и в каком объёме – решают сами участники суда. Судья же не может выходить за рамки этих требований. Например, если незаконно уволенный работник требует взыскать с работодателя компенсацию морального вреда в размере 1 рубля – его право, судья увеличить эту сумму своей волей не может.

Где проявляется принцип диспозитивности

Принцип диспозитивности в первую очередь проявляется в частно-правовой сфере – там, где речь идёт об отношениях между равноправными субъектами права, не имеющими друг над другом официальной власти. Таковы в первую очередь гражданское и арбитражное процессуальное право.

В уголовном праве, как и во всех других отраслях, где участником правовых отношений выступает государство, диспозитивность развита меньше и подчинена принципу публичности – настолько, что некоторые юристы-теоретики даже не признают её существования.

Однако её элементы можно обнаружить даже в Уголовном процессуальном кодексе (УПК) РФ. Так, например, ч. 2 ст. 20 УПК РФ указывает, что по ряду преступлений (лёгкий вред здоровью, обычная клевета, нанесение побоев лицом, уже привлекавшемся к административной ответственности) уголовные дела относятся к категории частного обвинения. Это означает следующее:

  1. Дело возбуждается только и исключительно по заявлению потерпевшего (за исключением случаев, когда, согласно ч. 4 ст. 20 УПК РФ, дело возбуждается следователем или дознавателем с согласия прокурора, если потерпевший сам по каким-то причинам не может защищать свои права).
  2. Дело может быть на любой стадии прекращено в связи с примирением сторон – пока не вынесен приговор. Это касается даже тех случаев, когда процесс был начат по инициативе следствия или дознания с согласия прокурора.

Ч. 3 той же статьи говорит о делах частно-публичного обвинения. Здесь диспозитивность проявляется в том, что по этим статьям все процессуальные действия начинаются только по заявлению потерпевшего (или потерпевшей – к таким преступлениям относится, например, изнасилование). Однако на этом диспозитивность, по большому счёту, и заканчивается: прекратить дело по желанию лица, подавшего заявление, тут уже нельзя.

Считаете ли вы правильным принцип диспозитивности в праве?
Да. Сам себя не защитишь – никто не защитит. И не надо лишний раз указывать людям, что делать, а что – нетНет. Люди могут не знать и ошибаться. Государственные органы должны помочь исправить ошибкуНе могу высказаться однозначно ни за, ни против

👩‍⚖ Пример из судебной практики

Почему эта, казалось бы, сугубо теоретическая правовая конструкция важна, можно увидеть на примере конкретного дела, рассмотренного Верховным Судом РФ.

Суть дела

Суть дела №41-КГ22-30-К4 состоит в следующем. Гражданин В. (будем для краткости называть его так) обратился к гражданке Г. с иском о взыскании денежных средств и процентов за пользование ими. Он указал, что в 2018 году несколькими частями передал ей более 2,5 млн рублей как заём без указания даты возврата. Такое допускается: согласно ст. 810 ГК РФ, если в договоре займа не указан срок возврата, получатель средств должен их вернуть в течение 30 дней с момента, когда займодавец потребовал возврата. Г., однако, на требование возврата не ответила и долг не признала.

Решения судов

Районный суд исковые требования удовлетворил и деньги взыскал. Апелляционная инстанция оставила решение в силе. Кассационный суд тоже оставил судебные акты без изменения. Дело дошло до Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ.

Верховный Суд в своём определении установил следующее:

  1. Договор займа между сторонами заключён не был.
  2. При этом суд первой инстанции, с которого и началось движение дела, пришёл к выводу, что со стороны Г. имело место неосновательное обогащение.
  3. Однако при этом В. в своём иске требовал взыскания средств именно по договору займа и опирался на ст. ст. 809 и 811 ГК РФ. Ни о каком неосновательном обогащении (а это уже ст. 1102 ГК РФ) истец речи не вёл и на него не ссылался.
  4. Таким образом, суд первой инстанции самовольно изменил основание исковых требований. Такого права ему гражданское процессуальное законодательство не даёт – поскольку в нём действует как раз принцип диспозитивности.
  5. Суды апелляционной и кассационной инстанции ошибку не заметили и не исправили.

В связи с этим ВС РФ отменил все решения по делу и вернул его на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Аффидевит, или нотариальное удостоверение под присягой. Практика применения в российских судах
Читать
Как вести себя на судебном заседании. 6 советов юриста
Подробнее
Что нужно учесть, если вы собираетесь обратиться в суд. Памятка
Смотреть

Вывод

Легко заметить, что в этом случае истец сам себя похоронил. Если бы он с самого начала заявлял о взыскании неосновательного обогащения – он мог бы добиться результата (собственно, такое решение суды и вынесли).

Но он говорил о договоре займа – а заём должен заключаться в письменной форме, если он между гражданами и сумма превышает 10 тыс. рублей (ч. 1 ст. 808 ГК РФ). Несоблюдение формы договора, согласно ст. 162 ГК РФ, влечёт невозможность использования свидетельских показаний – а документов, кроме выписки из банка о переводах, у истца и не было.

При этом дело возвращено на рассмотрение в том виде, в каком оно поступило в суд – то есть истцу придётся менять основание иска в соответствии со ст. 39 ГПК РФ и проходить весь процесс заново. Истец мог это сделать с самого начала – но только он сам. Судья за него менять основание иска был категорически не вправе.

Алексей Аксёнов
Юрист
Екатерина Алейникова
, ,
Автор:
Ольга Субботина (ZakonGuru)
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Консультация. Звонок бесплатный
8 (800) 350-34-85